Стоит ли доверять КОИБ на выборах?

С 2011 года в России наблюдается некий рост гражданского сознания, число независимых контролеров на выборах растет в арифметической прогрессии. Иногда наблюдателям удается раскрыть фальсификации, но все чаще выборы проходят с виду честно.

Давайте пофантазируем на тему вариантов скрытых фальсификаций.

Речь пойдет о КОИБах — комплексах автоматической обработки бюллютеней.

В информационном пространстве созрела никем не доказанная истина: КОИБы считают бюллетени честно.

Аргументы звучат следующие:

  1. Голос, Гражданин Наблюдатель и прочие независимые организации ни разу не заметили расхождение данных между ручным пересчетом и показаниями автоматики.
  2. По статистике, участки оснащенные КОИБ, выдают партии власти меньший процент, чем ручной подсчет бюллетеней избирательной комиссией.

Теория заговора

Тем не менее алгоритм фальсификаций можно построить таким образом, что первый пункт будет и далее соблюдаться, с глобально управляемым результатом.

Дело вот в чем:

Когда КОИБ вносят в комнату, все почему-то уверены, что это машинка считает голоса абсолютно честно, и одновременно, никто понятия не имеет что за железо скрывается под пластиковой крышкой, и какая программа туда загружена. Наблюдатели с айфонами в карманах почему-то уверены, что это тупая и честная машинка.

А машинка тем временем может быть укомплектована GSM модулем (USB модемом, использующим сотовую связь для передачи данных) и в этом случае фальсификаторам открываются невиданные горизонты:

  1. Появляется возможность управлять региональными выборами из одного центрального командного пункта.
  2. По действующему законодательству нет возможности проверить итоги голосования при использовании технологии удаленного управления системами КОИБ.
  3. Жеребьевка ТИК(для выбора УИК с ручным проверочным пересчетом), которая проходит с 20-00 до 20-30 в день голосования, совершенно не мешает работе данного алгоритма фальсификации: КОИБ в это время еще не озвучил результаты и не составил протокол. Он еще успеет получить команду «показать реальные данные».
  4. Грамотно составленная программа управления фальсификациями может выдать «гаусовское распределение», которое так полюбилось всем нам со времен думских выборов 2011 года. Математики могут сколько угодно копаться в данных голосования, но ничего подозрительного там не найдут.
  5. В одной из серий знаменитого советского сериала 17 мгновений весны Мюллер сказал Штирлицу: "Что знают двое, то знает и свинья". При использовании этого алгоритма свидетелей, кроме разработчиков программно-аппаратной части нет. Комиссии всех уровней УИК, ТИК — работают честно и сами не подозревают о происходящем. То же самое касается администраций и даже кандидата от власти — он не будет знать, что «большой брат» на его стороне и в решающий момент поможет.
  6. Довольно легко поддерживать честный имидж КОИБ в глазах населения, периодически можно сливать в интернет "честные" версии исходных кодов КОИБ. Неплохо работает опыт проведения электронного голосования в других странах: создается иллюзия, что всюду используется идентичная программно-аппаратная часть, как в калькуляторе.

Картинка получается зловещая и довольно правдоподобная. Но в ответ звучат аргументы:

Но позвольте, это же вполне логично: топорно выборы подделывались только потому, что на иное не было запроса у общества. В 2011 году наблюдателей на выборах было очень мало, а до этого можно сказать, что их не было вообще. В 2013-2014 годах мы наблюдаем процессы, которые явно фальсификациями назвать нельзя, однако направлены они именно на сохранение «кормушки» властей. Так, например, законодательство меняется таким образом, чтобы значительная часть депутатов Московского Городской думы избиралась не по партийному списку, где у «единой россии» рейтинги крайне низкие, а по одномандатным округам. Прямая фальсификация протоколов голосования в глазах электората выглядит гараздо серьезнее, чем отказ в регистрации какому-то неизвестному оппозиционному кандидату под предлогом неправильно собранных подписей. Таких отказов на муниципальном уровне в 2012 году были сотни, это совершенно никого не взволновало и не привлекло внимания.

Можно заметить, что имеет место тенденция к декомпозиции фальсификационного процесса от одного явного и заметного действия к серии мелких, незначительных и незаметных эпизодов.

Давайте подумаем, какой будет результат, при возможном использовании «заряженных» КОИБов:

  1. Наблюдатели, которые обычно составляют «костяк» всех протестных послевыборных митингов тихо и задумчиво расходятся по домам. Своими глазами они видели честные выборы, реальное волеизъявление граждан. Они как обычно рассказывают это друзьям, родственникам и знакомым, отвечая на типичные вопросы «ну чо, как все прошло?». Тем им верят.
  2. Власть топит оппозицию железным доводом: на честных выборах за нас голосует население — люди нам верят. Оппозиции нечего ответить — логических доводов и аргументов тут быть не может, поэтому что сама ситуация будет нелогична и неправильна.
  3. Единственным расхождением будут данные независимых экзит-пулов (опросов проголосовавших данных на выходе участкового избирательного участка) с официальными итогами голосования, которые выдаст «заряженная» техника.

Исходя из последнего пункта стартом массового внедрения технологии «беспроводной фальсификации» должен быть запрет экзит-пулов под тем или иным предлогом (публикация информации до окончания голосования, участие человека проводящего опрос в скупке голосов избирателей и подобное). Надеюсь, что этого не произойдет и все выше написанное останется hi-tech фантастикой.


P.S. Это все было написано в 2013 году, когда еще не было понятно по какому пути пойдет российская избирательная система. Путь нашелся куда более легкий - банально не пускать на выборы неугодные партии(и даже не регистрировать их) и заводить уголовные дела на кандидатов. Фальсификации пошли на убыль за ненадобностью. И при таком раскладе, КОИБы скорее всего будут считать голоса честно.. вот только какой в таких "выборах" смысл?

Письменный Николай, 2013г

mega16@mail.ru





Яндекс.Метрика